Запрещенное кино Бахмана Гобади

Автор: Константин Бандуровский

 

Бахман Гобади – иранский курд, снимающий в основном курдов Ирана и Ирака. Такое кино не может быть чистым искусством, оно чревато серьезными конфликтами с властями. Гобади даже собирались судить за сепаратизм и как американского шпиона, а его жена, американская журналистка Роксана Сабери (иранка по национальности, но родившаяся в США), была осуждена сначала за покупку бутылки вина, а затем за шпионаж. Надо сказать, что США к своим «шпионам» тоже не очень благосклонно – Гобади отказали в визе в США на Чикагский кинофестиваль (главный приз за фильм «Заблудившийся в Ираке», 2002 г.) как гражданину Ирана, в результате чего он отказался от приза.


Первый полнометражный художественный фильм Гобади (до этого он снимал документальное кино на 8 мм пленку) «Время пьяных лошадей» (2000, «Золотая камера» Каннского фестиваля) повествует о курдских контрабандистах, которые перевозят на мулах разные недорогие предметы, вроде автомобильных покрышек из Ирана в Ирак и наоборот. Поскольку идти приходится по заснеженным горам, в очень суровых условиях, мулов поят водой, смешанной с водкой. В горах остались минные поля и устраиваются засады, поэтому часто такая работа заканчивается гибелью. Так и 12-летний Айоуб остался без отца и стал главной семьи. Его брат-калека, Мади, нуждается в операции, поэтому Айоуб на себе таскает ящики через границу. Заканчивается этот фильм у заграждения минного поля – Айоубу нужно перенести через него Мади, чтобы в Ираке сделали операцию. Сумеет ли он это сделать – неизвестно, финал открытый; но поскольку повествователем выступает не Айоуб, а его 10-летняя сестра, то хороший финал весьма сомнителен. Эта трагическая и напряженная история разворачивается в каких-то совершенно немыслимых космических пейзажах, а игра детей (да и взрослых-непрофессионалов) просто поражает, притом, что они просто живут в своей среде и имена их персонажей совпадает с их именами.
В таком же духе сделан фильм «И черепахи умеют летать» (2004), действие которого происходит уже в Курдистане на границе Турции и Ирака. На этот раз дети занимаются разминированием минных полей, а затем продают их для повторного использования. Разумеется, многие из них погибают, а остальные лишаются каких-либо частей тела. В центре фильма – девочка, заботящаяся о своем безруком брате и слепом сыне (плоде изнасилования). Градус трагизма в этом фильме гораздо выше, чем в «Пьяных лошадях», но параллельно возрастает лиризм и даже комизм картины.
Однако затем, в фильме «Полумесяц» (2006) Гобади уходит от принципов документалистики к притчевости. Иранский музыкант-диссидент Маму был запрещен в течении 35 лет за свою любовь к женскому вокалу (в ряде мусульманских стран женщинам нельзя петь). После падения режима Садама Хусейна он решает со своими сыновьями отправиться в иракский Курдистан, чтобы там дать концерт. Однако это путешествие превращается в мистический трип, заканчивающийся встречей с красавицей Нивеманг (что значит «полумесяц»), являющейся чем-то вроде Ангела Смерти. В этой роли снялась профессиональная актриса Гольшифтэ Фарахани, получившая известность в мировом кинематографе (например, в фильме Ридли Скота «Совокупность лжи», 2008), что закончилось для нее изгнанием из Ирана за появление в кадре с непокрытыми волосами.

В последнем фильме «Никто ничего не знает о персидских котах», снятом в 2009 году, Гобади возвращается к документалистике, повествуя о музыкальном андеграунде Ирана.


главная о насархиврежиссеры | журнал

Copyright © 2010 - 2015 Cineticle. All rights reserved | Design by GreenArtProject